Невыдуманные истории

Автор: Alexandr вкл. . Posted in Народные вести

Чужая родня

Брат с сестрой сидели за большим круглым столом, за которым еще утром собралась на поминки вся их немногочисленная родня. Сорок дней  прошло со дня смерти отца, и теперь пришло время решать: что делать с отцовским домом, так как было ясно, что больная мать не потянет большое хозяйство.
До хрипоты спорили два близких человека. Ведь неожиданная смерть отца нарушила не только размеренный уклад их собственной жизни, но и поставила перед вопросом, отвечать на который рано или поздно приходится во многих семьях — кому забирать к себе старую больную мать.
 
Дочь.
Людмила была старшей в семье. Рано выйдя замуж, она сразу освободилась от родительской опеки и зажила домом, который купили молодым свекор со свекровью. Имея за плечами только десятилетку, она первые годы замужества нигде не работала, и, хотя ее Алексей получал неплохо, денег не хватало, как и любой молодой семье. Поэтому родители помогали чем могли, то деньгами, то продуктами, то обновками для внука. Но в семье рос еще младший брат Людмилы — Сергей, оттого мать с отцом не могли порадовать дочку и зятя ни крупными подарками, ни солидными капиталами. Через несколько лет Людмила родила еще одного сына. Алексей работал на износ, но семья по-прежнему еле сводила концы с концами. Людмила не только не могла нормально распорядиться зарплатой мужа, но даже и собственное хозяйство взять в руки. Привыкшая к домашнему «сидению», она больше то шила, то вязала и не особо утруждала себя проблемами о хлебе насущном, переложив полностью заботы о пропитании семьи на плечи мужа. Мать не раз заводила с дочерью речь о том, чтобы она шла куда-нибудь устраиваться на работу, но Людмила эти разговоры пресекала. Она знала, что специальности у нее нет, а быть кастеляншей в гостинице или нянечкой в детском саду ее не прельщало. Ей легче жилось за чьей-то спиной, и менять свою жизнь она не хотела. Родители не понимали собственную дочь, и попытки вразумить ее всегда кончались ссорами.

К тому времени Сергей окончил школу и засобирался в институт. Парень он был не глупый, стать студентом ему было нетрудно.  И все последующие пять лет родители — как это у нас обычно бывает — тянули сына на себе.
Людмиле такой расклад не нравился. Она считала себя  обделенной и родительским вниманием, и заботой.
- Все для Сереженьки стараетесь, и переводы ему, и посылки, и носочки вязаные. Все для него! Обо мне бы кто так позаботился, - не раз высказывала она свою обиду родителям.
- Тебя замуж так рано никто не гнал, сама решила. У тебя же семья, муж, дом. Третий десяток, слава Богу, идет. Почему же мы должны тебя содержать? А ему в городе на стипендию как прожить? - оправдывалась мать.
- Раз вы мне ничего не должны, значит, я вам тоже, - как-то в сердцах высказала Людмила. Мать обиделась. Но родители  есть родители, тем более  дочка рядом, в одном селе живет.
Помогли и картошку посадить-выкопать, и кухню летнюю построить, и деньги на ремонт давали, но с зарплатой кассира и слесаря сильно не подсобишь. Разрывались и на сына-студента, и на замужнюю дочь, оставляя себе крохи.
Постепенно Людмила стала отдаляться от родителей. Те старели, чаще болели, чаще стали нуждаться в помощи. Людмила знала, что мать все равно придет и будет просить ее Алексея огород вспахать, дров на зиму привезти, и обидно ей становилось, что идут-то к ней, а брату, уже окончившему институт и оставшемуся в городе, все еще помогают. Обидно было и за то, что Сергей выучился, в люди стал выходить, а она как сидела в райцентре, так и сидит с двумя детьми, с курами, свиньями, с вечной нуждой. Ей все казалось, что мать с отцом Сергея больше любят.  И хоть тот, приезжая в отпуск, вкалывал у родителей до седьмого пота, все же основная тяжесть забот об их хозяйстве ложилась на плечи мужа Людмилы. Алексей же, видя охлаждение жены к родителям, тоже не особо старался. Бывало, неделями не виделись родственники, живущие в десяти минутах ходьбы друг от друга.
 
Сын.
В редкие приезды домой Сергей, слушая жалобы матери на бездушие Людмилы, не мог скрыть досады. Он понимал, что в вечном долгу у родителей, которые в свое время помогли стать ему на ноги. Но бросить город, работу, карьеру, чтобы вернуться в село и стать опорой старикам, не мог. Это означало бы конец  всему, к чему он так долго стремился. Поэтому старался облегчить жизнь отцу и матери тем, что высылал ежемесячные переводы и много работал, приезжая в отпуск. Отношения с сестрой у Сергея были сложными. В одной семье выросли два совершенно разных человека. Сергей привык всего добиваться сам, ни на кого особо не рассчитывал. И не понимал Людмилу, которая сидела на шее мужа и тянула из родителей все, что могла. Поэтому и разговоры по душам у них не получались: мать жаловалась на Людмилу — та на мать. Быть судьей он не хотел, потому что по-своему жалел обеих...
Мужские разговоры с отцом и шурином ни к чему не привели — в этих семьях командовали женщины.
К тому же личная жизнь самого Сергея складывалась далеко не безоблачно. Как человек здравомыслящий, он решил сначала крепко стать на ноги, а потом заводить семью. Но тут грянули перестройка, инфляция, прочие общественные катаклизмы, и процесс обретения материального благополучия несколько затянулся. К тридцати годам Сергей все еще ходил в холостяках: ровесницы давно были замужем, молодых же больше интересовали толстые кошельки новых русских. Оттого он поспешно женился на молодой девчонке, приехавшей из села в институт. Но семейная жизнь не сложилась. Освоившись в городе, юная жена посчитала, что Сергей не в состоянии обеспечить ей достойную жизнь и ушла к какому-то крупному коммерсанту. На руках у Сергея осталась двухлетняя дочка.
Естественно, такой поворот в судьбе сына не мог не тревожить родителей. До пяти лет внучка жила у них, и бабушка с дедушкой души в ней нечаяли. Людмила это чувствовала и еще больше ревновала к брату. Сердечности, и теплоты, и настоящей привязанности между ними не было.
Глядя на стареющих родителей, Сергей частенько думал о том, чтобы забрать их в город. Но к этому времени он женился во второй раз, взяв женщину с ребенком. Его двухкомнатная квартира стала мала даже для собственной семьи. А купить отдельную для отца с матерью он был не в состоянии. Да и как оторвать их от земли, от собственного дома, в котором они прожили почти полвека, от всего  знакомого и родного, что окружало все эти годы? Переживая за своих стариков, Сергей большую часть вины за одиночество родителей перекладывал на Людмилу, которая жила рядом. По письмам матери он узнавал, что заходит она к ним очень редко и порой даже забывал, что где-то у него есть родная сестра, шурин, племянники. Они не писали друг другу писем, не звонили, у них не было общих дел, и только кровные узы еще как-то их связывали.
Все же, пока был жив отец, сын не так беспокоился за родителей. И вдруг  пришла эта страшная телеграмма...
Брат и сестра.
Общее горе на время сплотило их. Сестра и брат вместе несли тяготы похоронных дел, вместе плакали у могилы отца, вместе поддерживали мать. Та,  все еще не оправившись от потрясения, была отрешена от всяких проблем, и днем лежала в постели, забывшись в  полусне то ли от собственных слез, то ли от наступившей безысходности.
И вот теперь Сергей и Людмила обсуждали дальнейшую судьбу матери. Но прийти к какому-то общему решению не могли. Камнем преткновения стал дом: мать отписала его по завещанию сыну. Это возмутило до глубины души Людмилу.
- Да не нужно мне это наследство! - У меня благоустроенная квартира, пытался доказать Сергей.
- Пусть тогда мать перепишет завещание. Старший мой скоро женится.
- Я не могу ее заставить. Если она так захотела, значит, посчитала нужным.
Вот и занимайся домом и матерью сам. Она тебя выучила, вытянула, ты ей больше должен.
- Но ты ведь рядом живешь.
Перепалка между родными людьми продолжалась долго. Разошлись ни с чем, решив оставить все как есть. Только в душе у каждого затаилась обида.
А мать, лежа в дальней комнате дома и слыша отголоски бурного разговора, думала о своем. О том, что в жизни повзрослевших детей ей уже не нашлось места. Задавала себе вопрос: «Почему?» И не находила ответа.

 

Лидия Васильева , д. Подгорная

 
Прошу опубликовать моё стихотворение в номере, посвященном
Дню матери.
Подкралась старость незаметно,
И в волосах блеск седины.
А дети выросли, конечно,
Им мамы больше не нужны.
И лишний раз уж не приедут,
И вряд ли даже позвонят.
Но мамы ждут звонков и встречи,
Их годы скучные летят.
А ведь когда-то у кроватки
Сидели мамы по ночам,
Чтоб спали вы и спали сладко,
Не подпускали горе к вам.
Водили в детский сад и школу,
Читали сказки и стихи,
И радовались вместе с вами,
Когда успешны были вы.
Как быстро детство пролетело,
Уже и школа позади.
А мамам снова так хотелось,
Чтоб счастье вы своё нашли.
Успехам радовались с вами,
Грустили, если вы грустны.
И добрым словом, и улыбкой
Вас подбодряли, как могли.
Закончен ВУЗ, и вот работа.
Любовь пришла, а с ней семья.
И у детей уже заботы,
И мама-бабушка, друзья.
Ах, старики сейчас не в моде,
И с ними трудно вместе жить.
А из-за пенсии порою
С ними приходится дружить.
Но старость вы не обижайте,
Не забывайте свою мать.
Ведь старость к вам придёт, вы знайте,
Что от неё не убежать!

С уважением Минина Л.И.,
жительница с.Мокино
 
Этот и другие материалы читайте в газете НВВ № 45 от 08.11.2013 г.
(Советск, Пижанка, Лебяжье, Верхошижемье, Арбаж

 
 
  
 

Добавить комментарий:

You have no rights to post comments