Вы всегда будете для нас маяком

Автор: Sovetchanka вкл. . Posted in Народные вести

Вы всегда будете для нас маякомВместо предисловия: Лида, прошу тебя опубликовать мое письмо в газете «Народный вестник Вятки». Далось оно мне тяжело. Я начала писать еще в конце декабря, а заканчиваю в конце января. Во-первых, как оказалось, я тоже немного знаю о своих родителях и их родителях. Во-вторых, чтобы написать о папе, мне пришлось порыться в интернете и узнать о пути 62 армии и В.И.  Чуйкове. Что там, на войне, творилось – ужасно. Когда папа рассказывал нам о войне, мы его не слушали. А он говорил правду! Лида, это письмо – моя исповедь. Столько всего хорошего и плохого вспомнилось… Память хранит все. А я хочу вспоминать только хорошее…

Приближается 70-летие со дня Великой Победы во Второй мировой войне. Это огромный по своей значимости священный праздник со слезами на глазах для всех российских людей. Война коснулась каждой российской семьи.
Сегодня, в преддверии великого праздника, мне хочется вспомнить моих любимых родителей: Татьяну Васильевну и Василия Трофимовича Антаковых, проживавших в деревне Антаки Советского района.
Мама родилась и выросла в деревне Нижнее Коропово Советского района. Родители мамы — Целищевы Василий Никанорович и Ненила Александровна - были крестьянами. У них было семеро детей - 6 дочек и 1 сын (Анна, Татьяна, Аполлинария, Александра, Мария, Валентина, Александр). Семья была большая, дружная, трудолюбивая. Родители держали 2 коров, лошадь, овец. Работы было очень много. Ребята с малолетства помогали родителям в их нелегком крестьянском труде. Жили своим трудом, жили в достатке. Дети рано начинали работать. Мама закончила только 4 класса и пошла работать. Но даже когда учились в школе в Зашижемье, бабушка давала девочкам с собой работу - каждой выдавала по кулю с шерстью, которую они должны были до выходных напрясть, или пряжу, из которой они вязали носки и варежки.
В 30-е годы 20 века началась коллективизация сель ского хозяйства, а вместе с ней кампания по раскулачиванию зажиточного крестьянства. Не обошла эта беда и мамину семью. В 1937 году по ложному доносу соседа дедушка Василий был обвинен по 58 статье (в контрреволюционной пропаганде) и по этапу отправлен на Колыму. Не выдержав тяжелых лагерных и погодных условий (а у него еще был сахарный диабет), дедушка в 1941 году умер в Магадане.
Бабушка Ненила осталась одна с 7 детьми, старшей Анюте было 15 лет, младшему Сашке шел второй год. Маме было 14 лет. Ну и хватили же они лиха - ведь теперь это была семья «врага народа» со всеми вытекающими отсюда последствиями. У них отобрали дом, скот, все до последнего полотенца. Бабушка с детьми поселилась в сарае. Чтобы как-то выжить, мама с сестрой Полей ходили по окрестным деревням собирали милостыню. Кто-то даст кусок хлеба, а кто-то начинает позорить, упрекать, оскорблять. Потом эти куски бабушка сушила и выдавала помаленьку детям. Так и выживали до весны...
Папа родился и всю жизнь прожил в Антаках. Родители – Антаковы Трофим Николаевич и Анисья Михайловна. Это была обычная крестьянская семья. Кроме того, бабушка Анисья была повитухой (принимала роды у женщин), лечила травами. У бабушки с дедом это был уже не первый брак. В совместном браке у них родились 2 сына — Василий и Михаил. Кроме того, были еще сводные дети от предыдущих браков.
(Лида, точно не помню, сколько детей и у кого было? Также не знаю, для бабушки Анисьи это 1 или 2 брак. Также не знаю - папа с дядей Мишей росли одни или кто-то из сводных детей рос с ними). Помню, что папа говорил, что у него был сводный брат Василий он был капитаном корабля, жил где-то в Сибири, вроде бы во время рейда то ли утонул сам в реке Лене, то ли скинули с корабля – время было лихое, послевоенное, разгул бандитизма (помнишь, амнистия была бандитам после смерти Сталина). Папа ездил на похороны, хотел разобраться в смерти брата, но ему, с его слов, посоветовали уехать подобру-поздорову.
Еще у него была сводная сестра-красавица Павла. У нее были разноцветные глаза, очень длинные косы (когда садилась на лавку, косы лежали на полу). Вышла замуж в Шараницу. Муж Володя ее бил, привязывал за косы к кровати, в общем, издевался всяко. Родила сына Ванечку. Напилась после родов холодного кваса с окна, заболела и умерла вскоре. Бабушка Анисья воспитывала Ваню, но в год он тоже умер.
В 1939 году дед Трофим умер в возрасте 70 лет. Папе было тогда 17 лет, дяде Мише — 15 лет. Бабушка поднимала их дальше одна. Папа до войны учил еще неграмотных жителей деревни читать и писать.
В апреле1942 г. мама с папой поженились. После сватовства была небольшая помолвка (вечеринка), чекушку водки распили. Регистрировали брак в Василькове, не помню, в 1942 или когда папа пришел с войны.
Папу забрали на фронт в 1942 г. (почему раньше не призвали – не знаю, может быть, бронь какая-то была). Направили на краткосрочные курсы в Вишкиль, мама ходила пешком навестить его там. После курсов сразу отправили в Сталинград. Там его генерал Чуйков Василий Иванович выбрал своим ординарцем. 62-я армия под руководством В.И.  Чуйкова на протяжении 6 месяцев обороняла город, который был практически полностью разрушен. В Сталинграде не осталось ни одного целого здания, поэтому во время боев ориентировались по остаткам зданий и названиям позиций – прежние улицы найти было невозможно. Противник превосходил защитников Сталинграда в разы и по численности, и по боевой мощи. Немецкая авиация ежедневно утюжила город, совершая до 1500 вылетов в день. Вслед за авиацией враг бросал на город танки. Авиацией были разбиты нефтехранилища, пылающая нефть вылилась в Волгу. Горели не только здания, горела земля, горела река. Дым, гарь, копоть, беспрерывные атаки фашистов, поддерживаемые танками, авиацией... В таких условиях армия Чуйкова одна обороняла город. В самые тяжелые дни линия фронта проходила в 500 -100 метрах от Волги.
Сталинград был важнейшим стратегическим пунктом и крупным промышленным центром. Волга являлась последней коммуникацией, связывающей центральные районы страны с Закавказьем и главными нефтедобывающими районами, поэтому германское руководство поставило задачу любыми средствами захватить город для дальнейшего развития стратегической инициативы. Удержать Сталинград – это была главная стратегическая задача и для нашей страны. Был издан приказ Ставки Главнокомандующего (Сталина) – «Ни шагу назад». В Сталинграде впервые были созданы штрафные батальоны. И В.И.  Чуйков, и командиры, и солдаты понимали необходимость отстоять город. «За Волгой для нас земли нет», «Страна большая, а отступать некуда!» – говорил В.И.  Чуйков своим подчиненным.
Земля гудела и стонала,
И видел Волгу враг уже…
Но рать советская стояла,
И с нею вся страна стояла
На правом волжском рубеже.
Горя в огне и не сгорая,
Кромсая вражьих войск подкову,
Стояла 62-я,
Стояла армия Чуйкова.
Страна родная, все изведав,
Не зная, горе как вместить,
Здесь подняла свой меч Победы,
Чтоб там, в Берлине, опустить…
(Это отрывок из стихотворения В.  Котова «День Победы в городе на Волге»).
В самые критические периоды защиты Сталинграда войска В.И.  Чуйкова не только выстояли в непрерывных боях, но и приняли самое активное участие в разгроме фашистских войск на завершающем этапе Сталинградского сражения. 1 января 1943 года 62-я армия была передана Донскому фронту, и в его составе участвовала в операции по ликвидации окруженной под Сталинградом группировки немецких войск, пленении фельдмаршала Паулюса. Чуйков В.И. участвовал при допросе плененного фельдмаршала Паулюса.
В одном из боев папа был ранен, потерял сознание. Его замело снегом. Решили, что он погиб, и бабушке командованием была отправлена похоронка. Но папа был жив. От дыхания в снегу образовалось небольшое отверстие, это заметили санитары из санбатальона, и папу подобрали и отправили в госпиталь.
После победы в Сталинградской битве за массовый героизм, мужество, отвагу, несокрушимую стойкость 62-я армия Чуйкова была переименована в 8-ю Гвардейскую. 8-я Гвардейская армия принимала участие в форсировании Днепра и штурме Запорожья. В ходе Донбасской операции были освобождены Таганрог, Сталино, Мариуполь. После Украины армия Чуйкова участвовала в освобождении Белоруссии, Польши, сражалась отважно на Зееловских высотах, при штурме Берлина.
Он шел дорогами войны
В огонь и черный дым,
Чтоб мы сегодня жить могли
Под небом голубым...
При сражении на Курской дуге папа был ранен, контужен. После госпиталя комиссован домой (конец 1943 – начало 1944). За мужество и отвагу, проявленные в боях против немецко-фашистских захватчиков, папа был награжден несколькими орденами и медалями (они должны быть у Ивана). Пройдя сквозь кровавое пекло и разруху войны (представляешь, что он пережил в Сталинграде? И потом, видя все ужасы при освобождении захваченных фашистами Украины, а может быть, и Белоруссии), схоронив много своих боевых друзей, папа не любил рассказывать о ней. Слишком много было боли, переживаний, потерь в тех воспоминаниях…
Ты же выжил, солдат,
Хоть сто раз умирал,
Хоть друзей хоронил,
Но ты насмерть стоял.
Почему же ты плачешь,
На сердце – ладонь,
А в глазах, сквозь года,
Полыхает огонь…
Вернувшись с войны, папа работал кладовщиком в колхозе. Время было голодное. Все отправлялось на фронт– все для фронта, все для победы. Но папа еще помогал семье своего сводного брата Николая, воевавшего на фронте (я имею в виду тетю Маню и их 4 детей), выжить в тяжелое военное лихолетье - делился с ними заработанной на трудодни мукой. Потом папа перешел работать дорожным мастером в Советское ДСУ № 3. За свой добросовестный труд он был награжден грамотами, денежными премиями.
Мама во время войны была трактористкой. Все мужчины, за исключением стариков и детей, ушли на фронт, всю работу в колхозе выполняли женщины и подростки. Трактор заводился вручную. Сколько усилий надо было приложить молодой девчонке, чтобы завести его!
Вспомни, родная, в какое
Ты трудное время жила,
Какая нелегкая доля
На женские плечи легла...
После войны мама работала в колхозе на ферме, в полеводстве. И везде она была исполнительным и добросовестным работником. Наши старшие сестры Надя, Валя, Шура бегали помогать ей. Тогда все делалось вручную. Коров доили вручную. Да еще надо было наносить воды, дров, истопить печь, сварить подкормку для коров и раздать им вручную, ведрами. Потом еще надо накосить литовкой травы, привезти и разложить ее по кормушкам, убрать навоз. А еще дома куча детей мал мала меньше, полный двор скота (корова, теленок, свинья, овцы, кролики, куры). До работы надо еще успеть испечь хлеб – магазина в деревне не было... Но наша мамочка везде успевала. До рассвета вставала, поздно ложилась. За свой нелегкий материнский труд она была награждена 4 (5?) медалями материнства разных степеней.
Тяжело жить было не только в период войны, но и в послевоенное время. Были голодные, неурожайные годы. Кроме того, правительство ввело продовольственный налог на сельских жителей. Надо было сдать государству определенное количество сельскохозяйственной продукции, если чего не было - покупали и сдавали. Представьте себе: неурожай, семья большая, продналог — ужас!
Наши родители всегда жили в ногу со временем, учились чему-то новому. Во время работы папа обучался на различных курсах (подрывников, дорожных мастеров), осваивая новую профессию. Он выписывал много газет и журналов, покупал книги по садоводству, пчеловодству, вел свой погодный календарь. У нас был большой фруктовый сад, своя пасека на 20 ульев. Уже будучи на пенсии, родители ездили в Сорвижи, Котельнич, Советск за новыми сортами картофеля, клубники, саженцев. Папа всю жизнь, кроме работы, занимался еще рыбалкой и охотой. Мама вечерами вязала шерстяные носки, варежки, пуховые шали. Выйдя на пенсию, научилась вязать крючком, шила лоскутные покрывала (сейчас это называется пэчворк - один из видов народного рукоделия). А какие вкусные она пекла рыбные пироги, пирожки с луговым луком, ватрушки, блины! В нашем доме первыми среди жителей деревни появились радиола, телевизор, светильники, полдеревни приходило к нам смотреть телевизор. У нас был самый красивый дом не только в деревне, но и во всей округе. Папа украсил его деревянной резьбой своего изготовления. Узоры, рисунок, орнамент папа придумывал сам, сам красил в разные цвета.
Наши мамочка и папа всегда были и будут примером для нас. Примером трудолюбия, жизненной стойкости, любви к людям, к природе, к своей малой родине и к России. Нас рано приучали к труду. С малолетства мы помогали родителям по хозяйству, а родители нас нахваливали. Сделаешь что-то, а они говорят: «Молодец, киска не сделала, а ты сделала. Молодец!» Подрастая, мы наравне с родителями работали на огороде, на сенокосе, старшие сестры помогали маме, когда она работала на ферме. После окончания школы мы начинали самостоятельно работать: Валя – в 16 лет заочно училась в вечерней школе, потом - в техникуме; я в 17 лет заочно училась в институте. Братья, закончив СПТУ-9 в г.  Советске, в 17 лет стали работать трактористами в колхозе.
Надя, обучаясь в институте, сдавала кровь, подрабатывала по вечерам уборщицей, летом – в садике. Лида все каникулы работала в стройотрядах. Они старательно учились, чтобы получать стипендию.
Несмотря на сильную занятость, наши родители находили время и для нас. Я помню, как папа приходил в рыбалки зимой (морды проверял) и приносил мне то кусочек сахара – «от зайчика», то пряник – «от лисички». Я так радовалась, расспрашивала – а какие они, где он их встретил. А мама, придя с работы (если работали в поле), приносила иногда кустик земляники. Когда она работала на сенокосе в лугах, привозила маленький кусочек мяса. Было очень вкусно. Я же не понимала, что она отдает мне свой обед…
Мама и папа всегда радовались нашим успехам и достижениям, переживали вместе с нами наши неудачи, тревожились за нас, когда мы болели или уезжали куда-то, поддерживали в трудных жизненных ситуациях. А ведь у них было 9 детей – 3 сына и 6 дочерей, а потом появились 5 внуков и 8 внучек. Наши родители вырастили нас, дали всем образование, открыли дорогу в жизнь. Среди нас есть учителя, товаровед, экономист, штукатур-маляр, тракторист, шофер. Самое главное, чему научили нас родители, где бы ты ни трудился – отдаваться делу целиком, работать на совесть.
Наши родители всегда любили нас. Когда маму кто-нибудь из соседей спрашивал: «Татьяна, а кого из детей ты больше любишь?» Мама всегда отвечала: «Всех одинаково. Это как пальцы на руке: укуси любой – больно. Так и дети. Душа болит за каждого». Мне было 12 лет, когда умер Вася. Я помню, как тяжело переживали это горе родители. Я очень боялась за маму, всегда старалась быть рядом с ней, чтобы она не наложила на себя руки… Старалась учиться как можно лучше, чтобы порадовать родителей. Приезжая из Кирова, рассказывала только хорошие новости, привозила им гостинцы. И про Колю мама всегда помнила, вспоминала часто его…
А помнишь, какой радостью и счастьем светились глаза мамы и папы, когда мы приезжали в выходные навестить их! Навсегда в моей памяти останутся теплые домашние уютные вечера. Днем – работа, все вместе: родители,  дети, внуки – занимаемся делами: сенокос, копаем картошку, пилим дрова или идем в лес за грибами, за ягодами. А вечером сядем за стол, поужинаем, а потом поем задушевные русские песни. У мамы и папы были хорошие голоса, они знали много песен. Родительский дом всегда был для нас надежным причалом, где нас встречали с любовью и нежностью, где могли дать мудрый совет и поддержать словом и делом.
Вечная вам память, наши дорогие, любимые мама и папа! Спасибо вам за все. Вы навсегда останетесь в наших сердцах! Вы всегда будете для нас маяком, ведущим нас по жизни.

Докшина (Антакова) Н.В., г. Киров
Этот и другие материалы читайте в газете НВВ №13 от 27.03.2015г.
(Советск, Пижанка, Лебяжье, Верхошижемье, Арбаж)

Добавить комментарий:

Комментарии  

 
#1 Guest 21.03.2018 09:08
Комментарий был удален администратором
 

You have no rights to post comments